Позывной «Медведь»: экс-начальник полиции Волжского ушёл на СВО рядовым

0
139
views

Бывший начальник полиции — замначальника УМВД Волжского подполковник Михаил Л. ушёл на специальную военную операцию рядовым и участвовал в штурме Авдеевки.

Сейчас он младший сержант. Но вскоре станет младшим лейтенантом. «Волжской правде» удалось связаться с Михаилом, задать ему несколько вопросов и записать его обращение к соотечественникам.

«Взяли меня не сразу…»

Воинская специальность Михаила не сразу оказалась востребована, хотя за его плечами был немалый опыт участия в боевых действиях на Кавказе.

— В 2022 году меня не взяли, – рассказывает Михаил. – Сказали: не нужен пока. Берём только по отдельным специальностям. В декабре 2023 года я всё-таки ушёл добровольцем в казачий батальон «Донецк» и воевал в составе отрядов Союза добровольцев Донбасса. Казаки и прозвали меня «Медведем». А в феврале 2024-го, после взятия Авдеевки, я заключил контракт с Минобороны.

«Очень помогали авиабомбы…»

Сейчас Михаил служит в 42-й гвардейской мотострелковой Евпаторийской Краснознамённой дивизии.

— Я начинал простым стрелком-штурмовиком, — рассказывает наш собеседник. — Теперь – командир взвода. Авдеевка стала операцией, в которой наша страна собрала, наверное, самый мощный кулак: авиация, артиллерия, сапёры… Очень помогали авиабомбы от 1500 до 3000 кг. В наступлении участвовали, наверное, все рода войск. В единой связке. Активная часть штурма длилась почти месяц. Даже Мариуполь, мне кажется, штурмовали не так…

Сейчас подразделение Михаила находится на одном из самых сложных направлений – Работино Запорожского фронта.

— Видеть приходилось разное, — вспоминает Михаил. – И страх. И отвагу. Современные боевые действия на самом деле не так уж и отличаются от тех, что были раньше в горячих точках. Анатомически и физиологически функционал бойца не изменился. И психология поведения всё та же. Да и основным объектом поражения по-прежнему остаётся человек. А вот в технической части добавились управляемые высокоточные дроны, что перевело боевое искусство на более высокий уровень.

Сейчас Михаил и его коллеги набирают добровольцев для службы по контракту в штурмовые подразделения 42-й дивизии. И он очень хотел бы обратиться к своим соотечественникам.

— И дело даже не в том, что все вновь прибывшие проходят полный курс обучения по стрелковой, тактической и боевой подготовке, а командиры и инструкторы имеют огромный боевой опыт. Это и так понятно. Дело в другом. Когда меня не взяли добровольцем, я ездил со своим сыном на конкурс. Он – подросток, и учится в православной гимназии. Я тогда смотрел на его сверстников и отчётливо понимал, что если мы сейчас не разберёмся с этой проблемой, то лет через пять-шесть с ней придётся разбираться нашим детям. Им нужно будет воевать вместо нас. Мы своим бездействием переложим эту проблему на них. И это такой мощный мотив! Первостепенен, конечно, патриотизм. Но на следующей ступени стоит именно это отцовское чувство.

Стоит отметить, что в казачий батальон Михаил попасть не «целился». Он просто поехал в первое же подразделение, куда его взяли…

— Есть много слов, которые почему-то считают банальными, но которые не кажутся такими на поле боя, — обращается к читателям Михаил. — Вот я сейчас с вами разговариваю, а в этот момент группа наших ребят штурмует позиции под Ореховым… И у каждого из них есть семьи, дети… В Зале воинской славы на Мамаевом кургане прямо над списками погибших есть интересная надпись: «Да, мы были простыми смертными, и мало кто уцелел из нас. Но все мы выполнили свой патриотический долг перед священной Матерью-Родиной». Я всегда благословляю ребят этими словами. Мы не бессмертны. Мы все рано или поздно умрём. Вопрос – за что и как… Именно это имеет ключевое значение…

Удивительно, но голос Михаила на том конце провода звучит очень ровно. Как будто он говорит о чем-то обыденном и звонит из соседнего дома, куда забежал к друзьям. Это вселяет спокойствие, уверенность и ощущение того, что наши ребята там в надёжных руках. А победа уже на пороге…

Елена Белоусова

Источник: «Волжская правда»