RT Zephyr - шаблон joomla Видео
Пятница, Декабрь 14, 2018

(84477) 6-91-48

(84477) 6-10-97

(84477) 6-18-67

Участники Сталинградской битвы очень хорошо помнят этот день – 19 ноября 1942 года. Бои ещё продолжались, и Волга ещё горела, и конец войны был далёк, но уже каждый чувствовал: победа непременно будет. Навеки отпечатался этот момент и в памяти райгородского ветерана Александра Ивановича БУНИНА
 «Осенью 1942 года мы работали в Райгороде на переправе, не смыкая глаз. Тут же ели, пили, спали… С правого берега Волги доставляли раненых на левый берег, с левого берега на правый, наоборот, везли пополнение. Перед 19 ноября был большой наплыв новых военных сил из-за Волги, со стороны Ленинска. Целая конная дивизия пришла со стороны Астрахани, их размещали по квартирам, а кони стояли в колхозном базу… И вот - первый залп «катюши». наши, наконец, перешли в наступление. Румыны быстро сдались,остальных наши кавалеристы взяли в окружение. Хорошо помню, как пленных немцев гнали через всё село. Они шли оборванные, голодные как собаки. Многие местные жители выносили им картошку в мундире. Пленные её хватали и ели прямо с кожурой. Это был перелом во всей войне. Каждый понимал, что немцу пришел конец».
Таким остался ноябрь 1942-го в памяти ветерана Александра Ивановича Бунина. Тогда ему было всего 17 лет. Сегодня – без года девяносто. За эти десятилетия ни один военный эпизод не стёрся из памяти ветерана. День, когда началась война, и сейчас  словно перед глазами.
- 22 июня 1941 года было воскресенье. День был солнечный, хороший. Народу на площади собралось – уйма, - вспоминает Александр Бунин. - По радио выступал Молотов, который сообщил о начале войны. «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами», - так он завершил свою речь. Райгородцы не расходились с площади до вечера.
Капитан «в рубашке»
 
Родился Александр Иванович в Райгороде, в семье колхозников. Окончив семь классов Райгородской средней школы, стал ходить на катере с местным капитаном Семёном КРИВОЛАПОВЫМ. Он-то и научил любопытного юношу и заводить судно, и управлять им, и останавливать. Оказалось, обучил не зря. В 1942 году капитана отправляют на фронт. А его юный ученик смело берётся за руль катера. Днём и ночью Александр Иванович неустанно перевозил с одного берега Волги на другой эвакуированное население и скот, раненых, беженцев… Неоднократно попадая под бомбёжки, его катерок всегда оставался целым и невредимым. 
- Немецкие самолёты вели себя как хозяева в волгоградском небе, бомбили нас постоянно, - вспоминает ветеран. – Несколько раз я попадал под бомбёжки и, к счастью, оставался в живых. Мать говорила, что я в рубашке родился. Помимо бомбёжек с неба, взрывали нас и с воды. Немецкие самолёты сбрасывали в реку импульсные мины на якорьках, которые в определённый момент примагничивались к металлическому днищу наших катеров и барж, а после взрывались. Меня и это несчастье обходило стороной – моё судно было деревянным. Было очень страшно, когда взрывалась баржа с нефтью или бензином. Вся Волга была в огне.
А однажды на глазах Александра Бунина расстреляли пятерых немцев. Это было зимой, на переправе. Пленных немцев заставили сделать во льду прорубь, раздели их и расстреляли. Ветеран вспоминает, что на тех убитых фашистах было надето шёлковое бельё. 
 
Без подогрева – в ледяную воду
«Однажды поздно вечером из Цацы привезли раненых. Начальник переправы даёт команду срочно перевезти их на левый берег. Я стал выполнять. Вышел из затона на Волгу, вижу: самолёт пролетел немецкий. Вдруг мне наши в рупор кричат: «Заглуши мотор!» Оказывается, у меня из выхлопной трубы столб искр летит, видать меня среди ночи. Я заглушил мотор, и катер понесло по течению. Когда поравнялся с паромом, услышал такой душераздирающий стон, что аж мороз по шкуре! Это раненые так стонали. 
Меня зло разобрало, и я стал вновь мотор заводить. Но у меня не получилось: трос намотался на винт. Тогда мне капитан медслужбы, который меня сопровождал, говорит: «Водку пей и ныряй!» А я пацан ещё, водку не пил никогда. Надеваю комбинезон и «без подогрева» прыгаю в воду. А вода ледяная, по реке уже шугу несёт.  Нырнул, отмотал чуток, вынырнул, воздуха набрал, снова нырнул. Отмотал. Завёл мотор и переправил раненых».
Этот эпизод особенно врезался в память Александра Ивановича. Потому что тогда было особенно страшно. За себя -  и ещё больше за тех раненых, жизнь которых была в его руках. 
 
Пили ром и танцевали у рейхстага
«25 марта 1943 года всё закончилось. Меня призвали в армию, направили в Астрахань, где  я попал в 12-й отдельный зенитно-прожекторный батальон. Нас помыли в бане, переодели и отправили под город Николаев в Украину, после этого участвовали в освобождении Одессы, Кишинёва. Далее поехали на Яссы и Плоешти (Румыния), Будапешт, Вена, Берлин… Там, у стен рейхстага, закончилась моя война в 1945 году. Вы бы видели, что там творилось! Радость неописуемая! Солдаты пили немецкий ром, плясали с девчатами и писали углём на стенах рейхстага: «Я здесь был».
…Именно к этому моменту шёл каждый русский человек в сороковые годы. Именно ради этого страдали, погибали, теряли… Именно в этой победе были уверены с того самого дня, когда грянули под Сталинградом первые залпы «катюш». 
 
Категория: К 70-летию Победы

Район в лицах:

Надёжные помощники Надёжные помощники 12.12.18 - Международный день волонтёров,... Подробнее

Местное самоуправление:



     
     

    Информер праздники сегодня